Метрическая запись на немецком языке и положение курляндских крестьян

При исследовании родословной прибалтийских крестьян лютеранского вероисповедания наступает одно событие. Однажды приходится иметь дело с метрическими записями на немецком языке. Неподготовленному человеку работать с ними трудно. Главная сложность — готический курсив. Записи, выполненные им, очень красивы, но почти нечитаемы для нетренированного глаза. Несмотря на это, научиться разбирать подобные записи — вполне посильная задача. Подход к её решению сродни тому, что мы применяли при чтении метрик на польском языке. Подробнее эту тему мы рассмотрим в другой раз. А сейчас — менее очевидный вопрос: как понять уже прочтённый текст?

Оригинальный текст и перевод метрической записи

Вот запись о рождении и крещении из метрической книги Митавского латышского земского Ев.-Лютеранского прихода Св. Анны. Сначала приведём расшифровку оригинального текста:

Tag und Stunde der Geburt:
eilfte Juli 5 U[hr] A[bends]

Tag der Taufe:
ein u[nd] dreizichte Juli

Nummer, Taufname des Kindes, Tauf- und Familienname, und Confession der Eltern, Stand, Rang oder Gewerbe des Vaters oder der Mutter oder desjenigen, der das Kind zur Taufe vorgestellt hat, Name des Predigers, von dem die Taufe und des Orts, wo sie vollzogen ist, Tauf- und Familienname, Stand, Rang und Gewerbe Pathen:
84. Johan Eduard, des Arrendators der Widme Priestershof Krischjan Krischjanson u[nd] seiner Ehefrau Julie ehel[icher] S[ohn] Eltern L[u]t[herische] c[onfession] Get[auft] im Priestershof v[on] Past[or] pr[ediger] Conradi. Pathen: Wirths so[h]n Joh[an] Ed[uard] Steinert, Wirthin Greete Steinert, Wirth Carl St[einert?] Eines Jahn Bauman — Lise. die Eltern.

А теперь — перевод:

День и час рождения:
11 июля, 5 часов вечера

День крещения:
31 июля

Номер, имя ребенка при крещении, фамилия, а также вероисповедание родителей, звание, чин или род занятий отца или матери или лица, которое привело ребенка к крещению, имя проповедника, который совершил крещение, и место, где это произошло, имя и фамилия, звание, чин и ремесло восприемников:
84. Иоган Эдуард Кришьянсон законный сын арендатора видмы Пристерсгоф и его жены Юлии. Родители лютеранского вероисповедания. Крестил в Пристерсгофе пастор проповедник Конради. Восприемники: Хозяйский сын Иоган Эдуард Штайнерт, хозяйка Грета Штайнерт, хозяин Карл Штайнерт, Ян Бауман, Лизе, родители.

Давайте разбираться

Итак, в семье арендатора какой-то видмы родился сын. В крестные к нему позвали хозяина, хозяйку и хозяйского сына. Вроде-бы понятно кто такие арендатор и хозяин, но что такое видма и у кого её арендовали? Выясним всё по порядку.

Во-первых, кто такие арендатор и хозяин? На первый взгляд, это обычные крестьяне. Однако, когда мы начинаем разбираться с положением сельских обывателей в Прибалтийском крае, быстро выясняется, что крестьяне крестьянам — рознь. Пути, которые прошло в 19 веке крестьянство внутренних российских и каждой из прибалтийских губерний, сильно отличаются. Начнем с того, что крепостное право в Курляндии было упразднено в 1817 году.

Что произошло в 1817 году?

Всё было проделано довольно цинично: даруя крестьянам личную свободу, Положение 1817 года оставляло всю землю в помещичьем или казённом владении. Часть земли (какую именно — закон не определял) помещик мог использовать не иначе, как сдавая её в аренду. При этом все крестьяне были распределены по мирским обществам. Каждое из этих обществ было привязано к какому-нибудь имению. На мирские общества были возложены многочисленные повинности: поддержание местной инфраструктуры, плата учителям и пасторам, содержание мирских судов и т. д. Возможность свободного перемещения крестьянам досталась тоже далеко не сразу: окончательно — только в 1863 году.

Таким образом, вывеска сменилась, а ситуация для крестьян, по сути, осталась прежней: та же тяжёлая работа, только уже на договорных началах. Это неудивительно, ведь проект Положения 1817 года разрабатывали представители курляндского дворянства.

Что было дальше?

Система в таком виде функционировала ещё два десятка лет. Потом курляндские помещики стали массово переходить с барщины на оброк, т. е. крестьянство переставало поставлять рабочую силу, а начинало платить за аренду деньги. В этом случае прямая зависимость помещичьего имения от крестьянского усадебного хозяйства и поставляемых им рабочих рук прекращалась. И тут землевладельцы понимали, что гораздо легче повышать доходность имения, устраивая на его территории фольварки и подмызки, т. е. за счёт фермерского хозяйства. Здесь и сработала та неопределённость, которая была в Положении 1817 года, относительно размеров усадебной (мызной) и сдаваемой в аренду (крестьянской) земли. Помещики массово стали всеми правдами и неправдами прирезать крестьянскую землю к мызной, попутно уничтожая как отдельные крестьянские хозяйства так и целые мирские общества.

Ситуация сохранялась неизменной до 1863 года, когда было введено новое земельное положение. По нему, в частности, крестьяне могли приобретать землю в собственность и свободно переезжать. Однако, только после 1867 года уничтожение крестьянских усадеб, посредством прирезки крестьянской земли к мызной, пошло на убыль. Нужно ли пояснять как всё это сказалось на благосостоянии крестьян, многие из которых стали безземельными?

Так кто такие хозяева и арендаторы и что такое видма?

Итак, ко времени появления нашей метрической записи, т. е. к середине 1880-х годов, курляндское крестьянство делилось на две больших группы. Первая — немногочисленная — состояла из хозяев и арендаторов, которые владели участками земли на праве собственности или аренды. Эти крестьяне, порой, были довольно зажиточными. Вторую группу — значительно большую — составляли батраки и те, кто мог себе позволить аренду мелких участков. Обе группы были разделены не только уровнем благосостояния. Крестьяне-хозяева мнили себя некоей аристократией и всячески дистанцировались от батраков. Например, взять в жены дочь работника для хозяина считалось немыслимым: это было бы настоящим унижением.

Что такое видма? Это небольшое имение. Обычно видмы устраивали путём отмежевания земель от казенных усадеб. Полученные участки давали лесничим, пасторам и гауптманам (главам местной администрации). Все эти люди, находясь на службе, не получали жалования и пользовались доходами с этих имений. В случае с пасторами, видмы могли быть пожертвованы частными лицами и находились во владении церкви.

О чём нам говорит метрическая запись?

Теперь мы понимаем, что родители Иогана-Эдуарда принадлежали к крестьянской «аристократии». Они сами арендовали усадьбу, а в восприемниках (среди них были и родственники) значились люди их круга — крестьяне-хозяева. Однако, при этом, они не относились к тем счастливцам, которые успели выкупить у помещиков свои участки на необременительных условиях. Предположим, что видма, которую арендовала семья Кришьянсон, была церковной, ведь Пристерсгоф переводится как «Двор священника». В таком случае положение этой семьи было довольно тяжёлым: аграрные правила 1863 года на церковные земли не распространялись. Хотя, это тяжёлое положение не шло ни в какое сравнение с тем, в каких условиях жили, например, батраки.

One thought on “Метрическая запись на немецком языке и положение курляндских крестьян

  1. Спасибо за подробный разбор материала.
    Виден профессиональный подход.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Website

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.