Исповедные росписи Рижского кафедрального собора

Итак, найдя в метрических книгах максимум сведений об известных мне членах семьи Ф. М. Смирнова, я продолжил поиск в Латвийском государственном историческом архиве. Помню, это был мой первый визит туда. По неопытности, я сначала так и обратился к сотрудникам архива с просьбой помочь найти мне исповедные росписи Рижского кафедрального собора. Мне искренне хотели помочь, но, то ли из-за того что я не знал как адекватно переводится на латышский «исповедные росписи», то ли из-за каких-то других причин, ответа на свой вопрос я не получил. Зато мне подсказали направление поиска по рижским домовым книгам, а также показали как пользоваться электронной картотекой. В дальнейшем, для поисков я пользовался только ей, а работников читального зала понапрасну не отвлекал.

По ключевым словам, довольно быстро, нашёлся фонд кафедрального собора под номером 6088. Его описи в зале не было, я заказал, и буквально в течение получаса мне её принесли. Впоследствии довелось убедиться, что это обычная практика. А вот если заказ поступит после 12.00, то выдача только на следующий день. Опись была старая, ещё советских времён. Вообще, я заметил, что очень много описей к фондам, относящимся к периоду императорской России, составлены до 1990-х годов, и, соответственно, на русском языке. Просмотр её подтвердил, что движусь я в правильном направлении: исповедные росписи за интересующий меня период (1861—1915 гг.) были!

Дела там выдают на третий рабочий день, причём  не больше 10 одновременно, и при этом не должно быть превышено определённое суммарное количество листов. С учётом этих ограничений, через две недели у меня на руках были все имеющиеся в исповедных росписях сведения по семье Ф. М. Смирнова.

Какую информацию удалось почерпнуть из этих источников? Во-первых, состав семьи и изменения в нём. Во-вторых, недостающие имена членов семьи, например, тёщи Федора Михайловича. В-третьих, конечно, даты, которые можно высчитать из указанного возраста и из изменения семейного статуса. Однако, те кто вёл ведомости, к заполнению этой графы подходили, на мой взгляд, чересчур вольно. Так, например, в 1876 г. разница в возрасте между супругами Смирновыми составляла 3 года, в 1881 г. — уже 5, в 1884 г. — 2. Потом, внезапно, в 1886 г. разрыв увеличился до 11 лет, а в 1896 г., также внезапно, их возраст сравнялся! Такая же вольность прослеживается и с отнесением к определённому сословию. Как известно, в исповедные росписи прихожан вносили по группам: сначала военных (действующих и отставных), потом статских, затем мещан, крестьян, и наконец, иногородних в том же порядке. Так вот, начиная с 1896 г. семейство Смирновых записано в разделе «Мещане», хотя по метрическим книгам тот же Фёдор Михайлович и в более поздний период значится крестьянином.

Из всего массива сведений более-менее достоверным можно считать возраст детей, которых записывали по мере появления на свет, а также год венчания — по изменению семейного положения, и, с некоторой натяжкой — год появления Ф. М. Смирнова в Риге. До 1862 г. его имя в исповедных росписях не встречается, что соответствует семейной легенде.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*
Веб-страница

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.